18 сентября 2016 г.

Памятка авторам журнала «Финиковой Компот»

Рекомендации, приведённые в этой памятке, не являются строгими правилами. Содержательные требования представляют собой результат размышления участников редакции над тем, какие статьи мы хотели бы видеть в журнале, а какие — нет. Соблюдение формальных правил помогает работе редактора, корректора, а также является важным для разных систем учета публикационной активности. Соблюдение требований по оформлению необходимо для стилистического единообразия будущего номера.


Что значит быть статьёй в ФК?


Это не должен быть пост на форуме или в соцсети. Это не должен быть сухой академический текст. Это не должен быть просто пересказ. Это должен быть текст, написанный живым языком и выражающий какую-то дорогую сердцу автора идею, связанную с темой номера. Если вы решили написать для нас статью о проблеме хронологии логических трактатов Аристотеля в работах исследователей ХХ века или посвятить читателя в тонкости самопозиционирования Ричарда Рорти относительно классического прагматизма, пожалуйста, делайте это в популярной форме. Лучше всего, если текст будет содержать либо какой-то чёткий тезис и внятный аргумент, либо увлекательное описание исторических обстоятельств создания того или иного философского тезиса или аргумента. Текст должен быть понятен начитанному и любопытному студенту 3-4 курса любой, в том числе и далёкой от философии специальности, так что обычно мы просим избегать эзотерического философского диалекта. С другой стороны, каждый номер предваряется пролегоменами к проблеме, где мы в общем виде излагаем историю вопроса и основные подходы, так что объяснять прописные истины тоже не стоит. Если вы, конечно, не планируете их пересмотреть.
В каждый номер мы набираем, прежде всего, тексты, связанные с его заранее объявленной темой. Однако помимо тематического блока у нас функционирует ряд постоянных рубрик, содержание которых не связано с темами номеров непосредственно: история философских сообществ, проблемы преподавания философии, философия в России, субкультурные идентичности, рецензии. Вы также можете написать критическую статью с разбором любого опубликованного нами текста.


Кто может нам писать?


Любой, кто имеет силы и желание. Ваше отношение к университетской или академической науке значения не имеет. Вы можете быть профессором или студентом, академиком или независимым исследователем. Мы стараемся поддерживать баланс между научной и популярной философией.


Как проходит рецензирование?


Как правило, ваш текст поступает сначала к главному редактору, который по возможности убирает все признаки авторства и, шифруя работу, отсылает её двум рецензентам, состоящим в нашей редакции, и одному или двум сторонним специалистам, являющимся экспертами по теме статьи. Рецензенты и сторонние эксперты составляют свое мнение, после чего следует обсуждение, по итогам которого принимается решение принимать или не принимать текст. Если текст не принимается, его автор получает объяснительное письмо с указанием на недостатки статьи. Если текст принимается, он отправляется редакторам, обычно к двум, иногда трём или даже четырём. Задача редакторов состоит в том, чтобы в тесном контакте с автором улучшить текст настолько, насколько это вообще возможно.


Содержательные рекомендации


1. Избегайте длинных и скучных заголовков.
2. Избегайте слов и понятий, которые относятся к мусору философского дискурса.
3. Не стоит начинать текст с подзаголовка, номера параграфа или номера афоризма. Мы используем буквицу в оформлении, поэтому подзаголовок будет плохо смотреться. Если вы используете подзаголовки, напишите пару предложений перед первым из них.
4. Примечания являются важным инструментом в арсенале сочинителя, однако не стоит злоупотреблять ими. Используйте примечание только в том случае, если мысль, которую вы хотите в нём выразить, не может быть сформулирована в самом тексте и если без неё вы совершенно не можете обойтись.


Требования к оформлению


1. Пожалуйста, различайте длинное тире (—), короткое тире (–) и дефис(-). Первое используется между самостоятельными словами и с двух сторон обособляется пробелом. Второе используется для обозначения интервалов (между страницами, годами и т.п.) и не отделяется пробелами (например, «17701831»). Третье используется в случаях типа «диван-кровать», «медведь-шатун» и «логико-символический».
2. Базовыми кавычками являются «ёлочки» (французские кавычки): « ». Для обозначения кавычек внутри кавычек, т.е. в случае двойных кавычек, используйте «лапки» (английские двойные кавычки): “ ”.
3. С выпуска номер 12 мы за букву Ё. Пожалуйста, не забывайте её.
4. Пожалуйста, не злоупотребляйте многообразием курсивов, подчеркиваний, жирными или другими типами выделения текста. Постарайтесь передать свою мысль словами, прибегая к использованию графических выразительных средств лишь в случае крайней необходимости.
5. При написании фамилий с инициалами (например, В.А. Смирнов), между фамилией и инициалами ставьте пробел, а между самими инициалами — не ставьте.
6. Обратите внимание на двойные пробелы в тексте. Их быть не должно (они создают досадные неприятности при верстке).


Формальные требования


Помимо самого текста статьи, авторам следует предоставить:

1. Информацию об авторе на русском и английском языках с указанием ФИО полностью, должности, звания, степени, места работы или обучения в именительном падеже, города, страны и адреса электронной почты. Например:
Войшвилло Евгений Казимирович — доктор философских наук, профессор, кафедра логики МГУ имени М.В. Ломоносова, Москва, Россия, voishvillolovesconcepts@ussr.prof.
Evgenij K. Vojshvillo — PhD, professor, Logic department of MSU, Moscow, Russia.
2. Название статьи на русском и английском языках.
3. Аннотацию статьи на русском и английском языках.
4. Ключевые слова на русском и английском языках
5. Код УДК.


Оформление цитат и библиографии


Система цитирования внутритекстовая. Ссылка приводится сразу после цитаты в квадратных скобках с указанием фамилии автора (или авторов через запятую), года издания и страницы. Например, [Сырцов 1917, 83], что читается как «текст Сырцова, опубликованный в 1917 году, страница 83». При этом библиография оформляется следующим образом:
Сырцов 1917 — Сырцов А. К вопросу об аналитических суждениях. // Вопросы философии и психологии. 1917. Кн. 139–140. С. 68–87.
Если у цитируемого источника существует стандартная пагинация или стандартная система цитирования (как, например, у диалогов Платона, сочинений Аристотеля, «Критики чистого разума» Канта и т.д.), приветствуется использование её. Так, цитируя теорему об опровержении идеализма Канта, после неё в тексте следует поставить (В275–276), а в библиографии — указать то издание, которым вы пользовались при цитировании, при этом перед библиографическими данными никаких «Кант 1994 » и т.п. указывать не надо. Пример:
Кант И. Сочинения. В 8-ми т. Т.3. М.: Чоро, 1994.
В библиографии сначала указываются источники на иностранных языках, после них — источники на русском. Оба списка приводятся в алфавитном порядке.


Примеры оформления библиографии на иностранном языке:
Статья:
McDonald 1993 — McDonald J. Russell, Wittgenstein, and the problem of the rhinoceros // Southern Journal of Philosophy. № 31 (4). 1993. P. 409–424.
Монография:
Kripke 1980 — Kripke S. Naming and Necessity. Cambridge: Harvard University Press, 1980.


На русском языке:
Статья:
Бочаров 2010 — Бочаров В. А. Пифагореизм, платонизм, математика и логика // Вестник Московского университета. Серия 7: Философия. 2010. № 3. С. 84–94.
Монография:
Чёрч 1960 Чёрч А. Введение в математическую логику. Том I. М.: Издательство иностранной литературы. 1960.
В других случаях ориентируйтесь на ГОСТ и здравый смысл.


И последнее

Мы правим тексты. Много. Долго. Пожалуйста, будьте готовы.

7 апреля 2016 г.

Д.В. Бугай. Смех и греки (из "Финиковый Компот" №3, 2013, С. 10)

Смех и греки

Уже на излете советской эпохи, когда мода на Бахтина, раблезианство и смеховую культуру стала одним из новых клише тогдашней гуманитарной интеллигенции, Аверинцев, желая возразить покойному саранскому мыслителю, написал о серьезности христианской культуры, в которой смех, на самом деле, не имеет высокого статуса: Христос, как известно, никогда не смеялся.

7 марта 2016 г.

"Как стать великим философом" с почтальоном Печкиным-1

Выслушайте (или прочитайте) рассуждение оппонента. Важно: не пытаетесь понять его или её мотивы. Относительно темы обсуждения можно действовать двумя способами: либо сразу высказывайтесь по ней, игнорируя то, что сказал оппонент (используйте фразы "вы не понимаете сути", "проблема в ином", "это научный/религиозный/обыденный, а не философский вопрос", "да Вы просто необразованны", "на Востоке это решается ударом палки по маковке"), либо игнорируйте тему и нападайте на оппонента. Помните: чем меньше истину мы любим, тем легче в споре. Сегодня мы рассмотрим второй вариант — нападение на оппонента с игнорированием темы. 

4 марта 2016 г.

Заметки о философах в кинематографе

Когда я готовилась писать эту статью, у меня в голове крутился детский стишок: «У каждой профессии запах особый». Хотя мне предстояло не обнюхивать философов, а посмотреть, как они отражаются в кривом, но все же любимом всеми зеркале мирового кинематографа. Отражения пришлось искать долго и оказались они весьма расплывчатыми.

2 февраля 2016 г.

Ленивые заметки

Моя кошка лежит на диване — её лень ноуменальна, моя же — эмпирическая. Лень бывает двух видов: одна — от усталости, забвения, слабости, уныния, и Лень же — но от кротости, смирения, скромности. Я ленюсь, значит, я не спешу дать ответ на поставленный передо мной вопрос, например, о лени!

11 января 2016 г.

Жизнь без свободы воли

Интервью с Дерком Перебумом, американским философом, профессором Корнелльского университета, автором книг «Жизнь без свободы воли» (2001), «Сознание и перспективы физикализма» (2011), «Свободная воля, агентность и смысл жизни» (2014). Перебум разработал оригинальную метафизику свободы воли – жёсткий инкомпатибилизм. В настоящий момент он занимается историей философии Нового времени, метафизикой и философией религии.

Финиковый Компот: Опишите свой путь к жёсткому детерминизму. Почему Вы решили защищать эту позицию?
Дерк Перебум: В целом, моя позиция состоит в том, что общие законы мироздания исключают свободу воли в том смысле, который необходим для моральной ответственности. Обычно в дискуссиях свобода воли понимается как контроль над действиями, достаточно сильный, чтобы мы могли в самом фундаментальном смысле заслуживать осуждения или наказания за аморальные решения и одобрения или награды за те, что могут служит образцом морали. Спиноза считал, что если наши решения каузально детерминированы факторами, которые находятся вне нашего контроля, то мы не будем нести моральную ответственность в указанном смысле. Но мы также не будем ответственны, если наши решения индетерминистически обусловлены некими особенными событиями. Индетерминистические каузальные истории наших решений столь же опасны для свободы воли, как и детерминистические. Возможно, однако, что мы является независимыми деятелями, что мы субстанции, которые имеют способность быть причиной решений без того, чтобы нечто было бы причиной этой причины. В таком случае мы бы обладали свободной волей. И хотя нельзя полностью исключить такую возможность, она не поддерживается нашими лучшими физическими теориями. Словом, я не утверждаю, что свободная воля невозможна. И тем не менее, учитывая, что единственная когеренная теория, утверждающая наличие свободной воли, не вызывает доверие в свете лучших физических концепций, мы должны серьезно отнестись к перспективе, что мы не являемся свободными в том смысле, который нужен для моральной ответственности, основанной на концепции заслуг.

3 января 2016 г.

Мусор философского дискурса


Со времен Джона Локка принято считать, что между философами и мусорщиками есть много общего. Посвятившие себя абстрактному размышлению о вещах, касающихся каждого настолько близко, что их нельзя разглядеть ни один микроскоп, классифицируют способы человеческого заблуждения, просеивают тонны мусора в грязной реке людского сомнения ради крупиц истины, распыляемых затем по сводам философских систем в качестве основных интуиций и основополагающих тезисов. Философы убирали отходы общежития веками, свозили их в особое царство и там с удовольствием изучали. Но вот пришло время, и некоторые из них заметили, что метод, предмет и объект философии настолько сроднились между собой, что само царство мысли стало неотличимо от помойки. И тогда горячие головы провозгласили концы философии разного толка, толки о которых не умолкают до сих пор.